MAGrey
би ёсэлф, ноу мэттэ уот вэй сэй!
В период юношеского максимализма ты ядовито плюешься, кипишь комсомольским гневом и обличаешь.
Потом скептически и брезгливо морщишься, делая вид, что ты выше этого, что "узок твой круг и страшно далек ты от народа".
И наконец... оно тебя поглощает.
В один страшный день ( и ты уже не сможешь этого осознать!) ты законсервированный в одной уксусной эмоции пользуешься чьим-то замшелым набором мыслей и уже неспособен догадаться, что
на самом деле ты умер... Просто остались какие-то формальности.